• РЕГИСТРАЦИЯ
Просто Татьяна
21 июня 18:39 6110 318 125.89

Мой звездный брат. Глава 2. 18+

Глава 2. Лиза. 

Планета Земля, прародина человечества, столица Империи Русских, была самым укрепленным фортом в Ойкумене. Слишком часто на нее пытались напасть. Слишком часто совершались попытки проникновения с целью теракта. Линия обороны Земли начиналась далеко за пределами Солнечной системы. Большие космические платформы – военные базы – сторожили Солнечную систему, прослушивая и сканируя сотни парсеков. Около каждого известного выхода из подпространства дежурили патрульные корабли, космос был нашпигован наноспутниками-шпионами. Все ради безопасности.

Краткое содержание предыдущей части: Сара Бархейм, отравительница, была передана в руки имперского правосудия. На тюремном корабле с ней перевозили мафиозного главаря рептилоида Шресса. Пираты напали на корабль, освободили Шресса, а с ним и Сару - она упросила взять ее с собой. Через год пиратская яхта "Безумная Сара" начала совершать отчаянные и успешные рейды по всей Ойкумене. Во время одного из них она похитила четыре имперских грузовика с серебром. Елизавета Игумнова, связист корабля, чудом осталась в живых. 

Внешняя разведка работала, не покладая рук. Подкупали всех, кто был готов сотрудничать и имел доступ к информации Демократии и мафиозным группировкам. Внедрялись «кроты», работали колоссальные по мощности центры обработки данных.

На самой Земле все космодромы, все космические корабли были своего рода пропускными пунктами с системой проверки каждого прибывающего на планету индивидуума, каждого грамма иноземного груза.

Елизавета Игумнова, единственный на тот момент живой свидетель, видевший хозяйку пиратской яхты «Безумная Сара», была под надежной защитой. Ей и всей ее небольшой семье – маме и дочке – заменили историю личности, оставив только имена. Лиза получила фамилию Петрова. И как Елизавета Петрова, она перевезла семью на тихий островок недалеко от Сингапура и была назначена на должность руководителя сектора проверки прибывающих пассажиров на местный космодром.

Лизе было двадцать восемь лет. Единственной дочурке Шурочке – всего три годика.

До рождения дочери Лиза долго моталась связистом на транспортных судах, постепенно «подрастая» в должности и знании. Замуж ей как-то не хотелось. Средняя продолжительность жизни составляла девяносто три года – все еще впереди! Пока хотелось заработать денег, сделать карьеру и пожить для себя. Но четыре года назад в дальнем рейсе Елизавета Игумнова, старший офицер связи грузового транспортного корабля типа «Плот» встретила свою Любовь.

Любовь всей жизни (только так, а иначе зачем?) был младшим штурманом корабля. Звали его Кирюша. Он был маленький, щупленький, лысый и с рыжей козлиной бородкой. Но, как говорили в старые времена – «любовь зла, полюбишь и козла».

Кирилл Струев поступил на судно в мае. Сначала девчонки хихикали над его невзрачной внешностью, но потом выяснилось, что Кирюша пишет стихи… да какие! Он писал о любви. Не прошло и месяца, как весь мужской коллектив грузового судна оценил младшего штурмана, как «козлодоева», а женская часть команды принялась жалеть «непонятого бедняжку», хвалить «непризнанного поэта» и конфликтовать друг с другом за его внимание. В конечном итоге самой рьяной защитницей Кирилла оказалась именно Лиза, и у нее с ним возникли «романтические отношения», результатом которых стала неожиданная беременность.

Почему неожиданная? Да потому что за пятьсот лет после «Большого взрыва» и с трудом предотвращенной катастрофы, грозившей погрузить человечество в раннее средневековье, люди, пытаясь приспособить организм к новым условиям – космическая радиация, невесомость, последствия ядерной войны, освоение новых миров – так наигрались с геномом человека, что сам факт зачатия и вынашивания ребенка стал непростым. Редко когда женщина становилась матерью естественным образом. А тут… несколько месяцев с любимым человеком – и Лиза беременна! Это было для нее настолько неожиданным, что она раза три сдавала анализы и замучила корабельного врача просьбами сделать повторное сканирование.

Тут же, из медкабинета, она набрала любимого.

- Кирилл… - Лиза светилась от счастья! – Ты на смене?

- Привет! Нет, я у себя, отсыпаюсь после ночной…

- Видеосвязь включи! У меня потрясающая новость…

- Сейчас… Черт, не включилась?

- Нет!

- Барахлит что-то… А что случилось, моя дорогая?

- Мне нужно видеть твои глаза… Я сейчас прибегу!

- Да, давай… а ты где?

- В медблоке! Через пять минут буду!

- Лиз… у меня такой разгром…

- Кирилл, я уже бегу, мне все равно, какой у тебя разгром! – сияющая Лиза отключилась и пошла по коридору в сторону кают экипажа.

- Привет! Здравствуйте! – радостно здоровалась она с каждым встречным.

Свернув в коридор, в котором располагались каюты мужской части экипажа, она столкнулась со своей подружкой Юлей, работавшей сменным диспетчером грузового отсека. Обычно красиво причесанная, подчеркнуто аккуратно одетая, она была растрепана, а комбинезон застегнут не до самого верха, как полагалось по уставу. Увидев Лизу, она густо покраснела.

- Юля, привет! – издалека закричала Лиза. – У меня такая сногсшибательная новость… Позже расскажу! – обняв подругу, чмокнув ее в щеку, Лиза побежала дальше.

Юля остраненно чмокнула ее, пробормотала, не глядя ей в глаза:

- Ага, привет, - и пошла дальше, на ходу поправляя одежду.

А Лиза уже набирала знакомый код. Вошла. Ну да… комбинезон на полу, носки на столе… любимый лежал в кровати, накрывшись одеялом и настороженно смотрел на Лизу. Она подошла, улыбаясь и присела на край койки.

- Привет!

- Привет! – Кирилл улыбнулся. Ах, эта его улыбка! Обезоруживающая любого, открытая, беззащитная… Ей захотелось его приласкать, бедняжку. Сколько несправедливых обвинений сыпалось на него! И что он лжет женщинам, вызывая их привязанность, и что он перекладывает свою работу на сменщиков, и что он не образован…

Такой смешной… бреется налысо, а бородку оставляет. Худющий… уши такие большие… Когда Кирилл в первый раз появился в большой кают-компании, она же столовая, Лиза поморщилась. «Какой урод, - подумала она. – На крысеныша похож…» Но у «крысеныша» оказались такие живые, ласковые глаза и такая тонкая, чувствительная душа… А пальцы? Худые, тонкие, как у музыканта! Он играл ее телом, как музыкант на саксофоне… Лиза улыбнулась.

Кирилл выжидающе смотрел на нее, не вылезая из-под одеяла.

- Кирилл… со мной произошло настоящее большое Чудо.

Сквозь улыбку проскользнула настороженность, но Лиза ничего не замечала. Она сунула руку под одеяло, хотела взять его за руку… наткнулась на голое бедро. Он вынул свою руку, перехватил ее ладонь, прижал к своей щеке:

- Ну что случилось, рассказывай, милая моя!..

- Не сразу поверила, но все верно… У нас… Боже мой! У нас будет ребенок!

Его пальцы на мгновение замерли, но тут же продолжили поглаживать ее руку.

- Да? – наконец спросил он немного осипшим голосом.

- Да! – Лиза наклонилась к его лицу, прижалась щекой. Кирилл высвободил вторую руку, стал гладить его по волосам. Она рассмеялась, обняла его шею, шаловливо щекоча, переступая пальчиками, добралась до спины. – Ой! Ты где так исцарапался? – она нащупала следы царапин около шеи.

- А… Ой, Лизка, тут такое было… Полез на антресоли, оступился, полетел вниз, расцарапался… отсюда и разгром!

- Ах ты, бедняжечка… кто, кроме меня, тебя пожалеет?

- Лиза… я так счастлив… не могу прийти в себя, - Кирилл продолжал лежать в постели, как приклеенный.

- И я… я долечу до Земли обратным рейсом, и все… будем с тобой у мамы моей жить, дома, да?

- А зарабатывать кто будет, дурашка? На троих-то?

- Кирюша, на нас с малышом не надо зарабатывать – на Земле мамкам с детьми выплачивают большое пособие!

- Да, да… как скажешь… теперь ты – главная… Лиза! Да это отметить нужно! – Кирилл оживился, будто проснулся. – Ты иди к себе, переодевайся в нарядное, я зайду через час, пойдем… торжественно пообедаем!

- Хорошо! Но без спиртного, мне теперь нельзя!

- Да, голубка! Я быстро соберусь… ах ты, моя дорогая… - его глаза излучали счастье. – Ты только не говори пока никому!

- Почему? Все девчонки обрадуются за нас!

- Ой, Лиза, Лиза… Да ты ребенок сама! Завидовать будут! А зачем тебе эти негативные эмоции, в твоем положении? И врача попроси пока не болтать. Перед высадкой на Земле всем и расскажешь!

- Я начальнику своему обязана сообщить, - вспомнив предписания инструкции, сказала Лиза. – Чтобы не послал меня в опасное место, в случае аварии.

- Начальнику сообщи, обязательно! Обязательно! Но попроси не болтать дальше, ладно?

- Ладно! – Лиза чмокнула его, получила наконец-то ответный поцелуй и убежала переодеваться.

За последующие две недели произошло много событий. Был обед в ресторане, пылкие признания в любви, обсуждения – как обставить их будущий дом, какие обои будут в детской. Кирилл писал ей каждый день трогательные стихи. Правда, к ней охладела ее приятельница Юля – та сама, которую Лиза встретила в коридоре, когда шла сообщить будущему отцу радостную новость. А пару раз Лиза застала Кирилла и Юлю, о чем-то горячо спорящих. При виде Лизы они замолкали, Кирилл начинал лучезарно улыбаться, демонстративно обнимать Лизу, а Юля резко поворачивалась, кидала на них злобные взгляды и уходила.

- Что это она? – на второй раз удивилась Лиза.

- Да с ума сошли совсем, - процедил сквозь зубы Кирилл.

- Кирилл, что стряслось?

- Ни о чем не беспокойся, я все улажу! – гладя ее по волосам, нежно ответил он.

- Кирюша, но я уже сильно волнуюсь! Он что… ревнует тебя?

- Кто? Юлька, лохудра эта? К тебе? – Кирилл заразительно расхохотался, и у Лизы отлегло от сердца. – Нет, это… в общем, имел глупость играть в покер с нашими грузчиками. Проигрался здорово. А они ее подсылают с меня деньги требовать.

- Много проиграл?

- Ой, лучше не спрашивай!

- Сколько? И когда ты успел? И что – обязательно надо отдать?

Кирилл посерьезнел и грустно посмотрел любимой в глаза.

- Лиза, помнишь, ты пришла, спросила, чего я такой исцарапанный?

- Да, ты сказал, что упал…

- Не упал я, уронили меня.

- Кто??? Как??? Кирилл, но это беспредел! Ты обязан пожаловаться капитану!

- Лиза. Тогда в следующий раз я не поднимусь. Или… боюсь даже думать… они с тобой что-нибудь сделают…

- Да что они мне могут сделать? На корабле? И в свою каюту я никого не пущу!

- Они страшные люди, милая…

- Ладно, сколько ты им должен?

- Двадцать семь тысяч кредитов…

- Ты сдурел? На эти деньги можно апартаменты на Марсе купить и еще лет пять не работать!

- Лиза… они шулера, профи. Они дали несколько дней подряд выиграть, а потом, когда я возомнил о себе, что понял все их уловки – они стали играть иначе. Ровно наоборот. Если раньше у одного мизинец оттопыривался, и это означало, что он пустой – то теперь это было наоборот! И я проиграл весь выигрыш, влез в долг, попытался отыграться и увяз совсем…

- А почему ты мне раньше ничего не говорил?!

- Лиза, послушай меня! Я не желаю тебя в это втягивать! И – все! Не хочу больше об этом! Я им сказал – на Земле получу жалованье и рассчитаюсь. Нет, привязались…

Лиза, светловолосая, крепкая женщина, стояла, прижавшись в стене коридора. Кирилл стоял перед ней и смотрел ей в глаза. Ах, какие глаза были у этого некрасивого человечка – серые, ласковые… Они держались за руки, стараясь, чтобы проходящие мимо и косящиеся на них коллеги ничего не заметили.

- Кирилл. Я переведу тебе на твой внутрикорабельный счет эти деньги, ты их снимешь в кассе корабля или на Зерре – мы там выныриваем через неделю. И все… отдашь им…

- Нет, - Кирилл опустил глаза. – Я сказал – нет, и хватит.

- Но…

- Все, пошли обедать, скоро у меня перерыв заканчивается…

Через неделю их грузовик вынырнул у последней перед Землей планеты Зерра из созвездия Центавра. Кирилл сошел с частью команды на берег, с перечисленными на его карту деньгами Лизы. Ему нужно было снять наличные и отдать карточный долг. У Лизы было дежурство, и ей не удалось поменяться со сменщицей. Она расстроилась, конечно… Но Кирилл обещал привезти ей сюрприз. А так как перед этим он узнавал размер подходящего кольца, то что это могло быть? Обручальное… Лиза пропустила возвращение команды, рассматривая каталоги с обручальными кольцами. Она удивилась, услышав сигнал к погружению в подпространство.

- Лизок, проснись! – старший помощник капитана окликнул ее. – Пристегнись, мы погружаемся!

- Как погружаемся? – удивилась она. – А команда разве вернулась на борт?

- Лиза! – помощник оторвался от монитора и развернулся к ней. – Ты где витала? Час назад уже все прибыли.

Лиза улыбнулась, закрыла страницы с украшениями и нажала кнопку «зачехление». Кресло методично «облепило» ее амортизирующими лентами. Ей так нравилось наблюдать, как ее покрывают, как мумию, быстро застывающие защитные нити мини-кокона. Не находящиеся на дежурстве члены экипажа и пассажиры просто ложились на свои койки, пристегиваясь ремнями. Каждый на своем месте… «Чтобы, если что, легче было опознать», - острили бывалые пассажиры, расходясь по каютам перед входом и выходом из подпространства.

Корабль привычно тряхнуло. Дежурная команда в случае аварии должна была быть здорова и готова к действиям – отсюда и зачехление. Лиза закрыла глаза. Она знала, что за закрытыми шторками иллюминаторов исчезло звездное небо с планетой Зерра и звездами Альфа и Проксима из созвездия Центавра – осталась только серая муть. Так и будет до их «выпрыгивания» недалеко от Солнечной системы, примерно через три месяца.

По рубке поплыл приятный запах канифоли – амортизирующие нити испарялись, кокон «таял». «Еще немного, еще чуть-чуть! - пропела про себя Лиза. – Полчаса до конца смены! В животе стало щекотно от переполнившего ее счастья. «Господи, за что мне столько счастья? Я люблю, я любима, и у меня будет любимый малыш!»

Она летела по коридору, сияя, улыбаясь, приветливо кивая встретившимся коллегам. Даже Юльке-свистульке кивнула и сказала:

- Привет! – Юля ничего на это не ответила, только одарила Лизу злобным взглядом. Глаза Юли были красные и припухшие.

«Вот так, Юлечка! А нечего шантажировать человека!» - подумала про себя Лиза. По дороге она пару раз набрала Кирилла, тот не ответил. «Спит, наверное!» - думала она, стоя перед его каютой и нажимая кнопку видеофона. Кирилл не откликался. Тогда Лиза набрала код его каюты и вошла внутрь.

Кирилла не было в каюте. Не было и обычного бардака. Не было ничего на полках, на столе. Чисто и пусто. Лиза пожала плечами и еще раз набрала его номер. Услышала тут же рингтон. Звук был приглушенный, и Лиза не сразу поняла, что коммутатор лежит под подушкой. Она скинула подушку. Коммутатор Кирилла лежал в постели и отчаянно трезвонил. А рядом лежала их фотография – они недавно снимались в оранжерее под цветущими мандаринами. Лиза нажала отбой, в растерянности села на кровать и взяла в руки фотографию. Радость улетучилась, стало тревожно на душе.

- Кирилл. Ты меня разыгрываешь, что ли? – деланно весело спросила она, встала и открыла дверцы шкафа. Одежды Кирилла в шкафу не было.

«Наверное, он переехал!» - мелькнула в голове спасительная мысль.

«Ага, и оставил коммутатор и тебе на память фотку?» - спросил внутренний голос. Лиза встала, покачнулась – сильно заболела и закружилась голова. Она оперлась на стену и попыталась успокоить бешеное сердцебиение. Лицо ее горело.

- Лиза, - наконец сказала она себе вслух. – Ты сейчас пойдешь к его начальнику… нет, лучше сразу к капитану – и выяснишь, где Кирилл. Успокойся и иди.

Она шла по коридорам корабля, придерживаясь стеночки – иногда голова кружилась так сильно, что она не понимала, где пол, а где потолок, как при невесомости. Надо было пойти в медблок, но Лиза шла к капитану.

По правилам, полагалось запросить возможность приема у командира корабля, но она обо всем забыла. Вошла в приемную. Там сидело двое человек из команды. Дежурный адъютант вскинул на нее глаза:

- Елизавета Сергеевна?

- У меня срочное дело. Прошу аудиенции, - Лиза оперлась на стол помощника. Еще немного, и она упала бы.

- У меня нет от вас запроса! – встревоженно сказал помощник.

- Ну да… вот я пришла, делаю запрос. У нас… возможно, у нас пропал человек на корабле… - Лиза не выдержала и разрыдалась.

- Так, присядьте, минуту! – помощник усадил ее в кресло. – Товарищи, - обратился он к ожидающим. – Налейте Елизавете Сергеевне водички! – и скрылся в кабинете командира.

Вернулся через минуту:

- Сейчас он вас примет! Товарищи, извините, вам придется подождать!

Через минуту вышел сам капитан, под руку с главным инженером:

- Я вас понял, понял. Встанем сразу в док, как окажемся на Земле! Извините, у нас срочный вопрос! – и, выпроводив таким образом главного по технической части, капитан, строго глядя на пытающуюся перестать рыдать Лизу, сказал:

- Лизавета Сергевна! Идемте?

Лиза, кивнув головой, отправилась за капитаном.

- Садись, садись! Давай вот тут, чайку попьем! – он усадил ее в мягкое кресло перед небольшим столиком, сам сел напротив, вызвал помощника.

- Коля, чайку нам организуй!

- Слушаюсь, товарищ капитан!

- Ну что? Кто пропал? Что стряслось? Рассказывай, не тяни!

- Виктор Тимофеевич! Пропал Кирилл! Кирилл Струев, ну который младший штурман!

- Пропал, говоришь? – Виктор Тимофеевич, крупный, подтянутый мужчина с седыми, остриженными под «ёжик» волосами, напрягся. – Да, пропал, подлец. Штурманам теперь за него придется на смене стоять!

Лиза перестала всхлипывать и уставилась на капитана:

- Вы знаете, что он пропал?

- Да знаю, конечно, знаю! Я ему еще за расторжение контракта неустойку такую выкатил, думал – не заплатит, одумается! Так он взял откуда-то деньги и тут же выплатил. И остались мы… неполным комплектом. Не смогли срочно найти ему замену на Зерре. Лиза, Лиза, ты что?

Лиза, которая только что была багрово-красная, резко побледнела. Пол, потолок, стены – все закружилось вокруг нее, и она ухватилась за столик, пытаясь удержаться. Закрыла глаза… Виктор Тимофеевич выскочил из кабинета и зычным командным голосом прокричал:

- Срочно врача! Выполнять бегом! – и вернулся к Лизе. Помощник кинулся за врачом, а капитан принялся приводить Лизу в чувство подручными средствами – вытащил из потайной ниши строго запрещенную на корабле водку, налил в стакан и, приподняв бедняжку Лизу, начал уговаривать:

- Ну-ка выпей, выпей, тебе говорю!

- Что это? – Лиза почувствовала запах спирта. – Водка? Нет, не буду…

- Приказываю пить!

- Мне нельзя, - вяло отмахивалась Лиза.

- Всем можно! Пей живо, пока никто не видит!

- Я беременна, мне нельзя…

Капитан замер.

- От кого?

- Кирилл… - Лиза снова зарыдала. Виктор Тимофеевич крякнул, выпил налитую для Лизы водку, спрятал бутылку и принялся прыскать ей в лицо водой.

Когда Лизу привели в чувство, капитан попросил всех разойтись по своим делам и не болтать о происшедшем. Выяснилось следующее.

Младший штурман Кирилл Петрович Струев за два часа до выхода на Зерру подал рапорт об увольнении. Капитан потратил полчаса, приводя доводы, налегая на совесть и стращая неустойкой, возникавшей при досрочном расторжении контракта. По условиям договора, младший штурман, с учетом начисленного срочным порядком жалования, оставался должен около шестнадцати тысяч кредитов. Струев сказал, что готов выплатить эту сумму. Выплатил и, что называется, сошел на берег. Он остался должен не только Лизе двадцать семь тысяч кредитов, но также Юле шесть тысяч и по мелочи – от десяти кредитов до полутора тысяч нескольким членам команды. Деньги ему давали без нотариально заверенных расписок, справедливо полагая, что при суровых условиях контракта он никуда до Земли не денется, а там, перед выходом – карантин, начисление жалованья и отдача долгов. Но Кирилл перехитрил всех.

- Лизка, не переживай!- уговаривал Елизавету капитан. – Я его найду, я его…

Лизу положили в медблок «на сохранение» - от волнения у нее случился гипертонический криз и угроза прерывания беременности.

- И заставите на мне жениться? - грустно спросила Лиза. Ей было так плохо от свалившегося на нее предательства, что она перестала улыбаться. Она не могла улыбнуться, как ни старалась – губы растягивались только в кривую ухмылку. – Не надо. Мне… нам такого не надо! Нам такого отца не надо…

- И правильно, и правильно, дочка! Но я его все равно найду. Я его найду и вытрясу из него ваши деньги и его поганую душу!

- Не надо, Виктор Тимофеевич, - шептала Лиза, грустно наблюдая, как медленно, по капле перетекает лекарство в ее вену. – Не надо… я его любила, а он меня, видно, нет… ну что же теперь… А деньги… ну я ему их подарила, я спасла его от расправы за карточный долг. Подарила и подарила…

- Какой карточный долг? – побагровел капитан.

После разбирательства, в котором Лиза, разумеется, не принимала участия, после просмотра видеозаписей, после опроса свидетелей на полиграфе выяснилось, что никто на корабле на деньги не играл. Играли на щелбаны, на печеньки и на порцию десерта – это было. Народ покаялся и сдал засаленные колоды карт. Но на деньги… Чего не было, того не было.

Юля, которую Кирилл выставлял перед Лизой, как шантажистку, заливаясь слезами, рассказала, что у нее была большая любовь с Кириллом, интимные отношения, и что не падал он никогда – а царапины на спине у Кирилла от ее ногтей – он сам просил его «в порыве страсти» поцарапать… И что она одолжила ему денег, зная, что он сходит с корабля раньше из-за домогательств со стороны Лизы. Мол, она заставляла его жениться не себе, а от кого ребенок – он не знает. Юле Кирилл пообещал, что вызовет ее на новое место, как обоснуется.

Лизе и Юле сочувствовали. Выяснилось также, что Кирилл умудрился завести несколько воздыхательниц из числа команды, причем действовал не хитро – врал напропалую о любви и писал всем стихи под копирку – только имена менял. Мужская часть команды только охала и разводила руками, обсуждая женскую глупость, которую дамы называли доверчивостью. Виктор Тимофеевич велел фиксировать все события, связанные с младшим штурманом – завел «копилку праведного гнева капитана». И ждал возвращения на Землю.

А Лизу на Земле ждала мамочка. Она приехала встречать ее в космопорт. Лизу проверили раньше остальных и передали маме прямо в космопорте. Виктор Тимофеевич первым делом после выполнения формальностей сделал запрос на Зерру о жуликоватом штурмане. Ответ пришел такой. Кирилл Петрович Струев сошел на Зерре и никуда оттуда не вылетал. Виктор Тимофеевич, потирая руки, передал корабль главному инженеру и запросил двухнедельный отпуск. Побыл немного на Земле с семьей и отбыл на Зерру.

Там он поднял на уши всех, но Кирилла Струева на планете Зерра не нашли. Вроде как должен быть, не вылетал никуда, но не нашли. Организовывать полицейский поиск по следам ДНК, по видеозаписям можно было или после запроса суда, а это волокита, или «по знакомству».

«По знакомству» выяснилось, что через двадцать три часа после того, как Кирилл Петрович Струев сошел на Зерру, некий гражданин Империи русских Борис Александрович Швебург улетел, взяв билет до планеты Рай. ДНК и изображение Швебурга совпадали с данными Струева. Дальнейший поиск был возможен только по запросу следователя. Полиция завела дело о присвоении чужой личности – настоящий Кирилл Струев погиб девять лет назад при выполнении служебного долга. А Швебург оказался темной лошадкой. У него даже не было диплома штурмана.

А Лиза в положенный срок родила девочку и назвала ее Сашенькой. Два года она провела с малышкой, но потом заскучала. Да и пособие было не таким большим, а Лиза начала задумываться о полетах с дочкой на разные планеты – для развития ребенка. В конце концов, после долгих уговоров Виктора Тимофеевича, подбившего и маму Лизы участвовать в уговорах дочки, она подала на алименты. Но Кирилл (он же Боря, он же еще неизвестно кто – на Рай он так и не прилетел) как в воду канул.

И Лиза пошла в рейс с Виктором Тимофеевичем, а чем он закончился – мы уже знаем: на их корабли, груженные серебром, напали пираты, перебили всю команду, а Лиза чудом осталась жива – ее дорогой Виктор Тимофеевич закрыл свою названую дочку собой и погиб в неравной схватке с бандитами. Елизавету срочно взяли под защиту, так как справедливо полагали, что таинственная пиратка захочет до нее добраться – Лиза была единственным живым свидетелем злодеяний «Безумной Сары».

Ее маленькая семья переехала на островок недалеко от Сингапура. Лизе было очень удобно на катере утром уезжать на работу в космопорт и вечером возвращаться в это райское местечко, бывшее когда-то родиной секты фаронов. Последние фароны несколько лет назад улетели к своей диаспоре на планету Исход, но часть их вернулась обратно. Лиза с мамой и Нюрочкой как раз жила по соседству с такой фаронской семьей. Там тоже были малыши, и они подружились. 

Продолжение следует!

 Глава 1 расположена по ссылке https://cont.ws/@proctotanya/9...

Этот новый научно-фантастический роман является продолжением работ "Секретное задание Кэррол Райт" и "Хрустальная птица".

.© Copyright: Таня Бондарева, 2018

Свидетельство о публикации №218061301822

Благодарю вас за прочтение!  

Через тернии - к звездам!

Загляни со мной в соседний мир! Космические путешествия, чудесные создания, нешуточные страсти, сражения в космосе ждут тебя, читатель!

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    amurweb Сегодня 13:30 214 14.04

    «Единая Россия» готовит наказание для Натальи Поклонской

    Наталья Поклонская стала единственным депутатом от «Единой России», который проголосовал против законопроекта о повышении пенсионного возраста. Она изначально выступала против реформы и не скрывала этого. Беседовала тет-а-тет по данному поводу со спикером Госдумы Вячеславом Володиным, но осталась на прежних позициях.Проигнорировал голосование Сергей Жел...

    Зачем Трампу референдум о статусе Донбасса?

    Агентство Bloomberg распространило информацию, что на саммите в Хельсинки Путин и Трамп договорились о проведении под эгидой международных организаций референдума о статусе Донбасса. И Трамп взял паузу «на подумать». Вот и мы подумаем, может ли это получиться, да и зачем это Трампу вообще.Вариант, конечно, идеальный. ООН, ОБСЕ и прочие ЕСПЧ бдят, чтобы ...
    Nyka Сегодня 13:10 287 6.00

    Реакция Трампа на слово «факт», созвучное английскому слову «fuck»

    ...
    ПРОМО
    Михаил Сущев Вчера 14:34 26393 275.00

    Не из любви к Путину: Этот невзрачный поставил раком слишком многих очень больших и важных...

    Господа, нам надо понять одну простую вещь, в которой мы не хотели себе сознаваться, но она есть. Путин, мощнейший игрок в той геополитической ситуации, которая есть в мире. Нет, он не стратег - даже его успех с Трампом, очень временный, но он прекрасный тактик. И одно это, даже если его ненавидеть, внушает уважение. Всё потому, что он минимальными сред...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика